Россия, ее настоящее и прошедшее: Медицина и народное здравие в России

В 1900 году было опубликовано издание ”Россия, ее настоящее и прошедшее”, подводящее на рубеже веков итоги развития страны. Издание содержит отдельные статьи из энциклопедии Брокгауза и Ефрона о состоянии различных отраслей Российской империи, и спустя более чем столетие было оцифровано и размещено в свободном доступе на сайте Российской государственной библиотеки.

Одна из глав этого эпохального собрания, ”Медицина и народное здравие в России”, была написана выдающимися врачами и учеными – Фёдором Фёдоровичем Эрисманом и Григорием Витальевичем Хлопиным, которые стояли у истоков общественной гигиены в России. “Медицина и народное здравие в России” содержит краткий исторический экскурс становления медицинской службы в России, а также подробные тщательно собранные и обобщенные сведения о заболеваемости, смертности, гигиене и здоровью населения. Авторы также приводят сравнение отдельных показателей как между городами или губерниями России, так и с другими странами. Определенную трудность для современного читателя может представлять дореволюционная орфография, и для удобства восприятия я перевел главу “Медицина и народное здравие в России” в соответствии с нормами современного русского языка, оставив в отдельных словах историческое написание.

Несомненно, издание представляет большой интерес и для современного читателя. Этот уникальный исторический очерк в живой и краткой форме позволяет оценить сколь много изменилось в состоянии медицины за сравнительно небольшой период, и дает возможность увидеть крайне пеструю картину состояния медицинской и санитарной службы в разных регионах страны, которая сохраняется и в современных условиях. Глава хорошо структурирована и содержит большое количество количественных показателей – от зарплаты врачей до показателей смертности населения. Эти цифры позволяют составить представление о заболеваемости и смертности до эпидемиологического перехода к эре неинфекционных заболеваний, и в целом оглянуться почти на век назад и задуматься  – как бы восприняли наши потомки описание сегодняшней медицины.

Исторический очерк и современное устройство медицинской администрации в Р.

Организация медицинской части в Р. начинается учреждением в Москве в 1581 г. аптекарской палаты. В 1620 г. она преобразована в аптекарский приказ, заботившийся, между прочим, о пополнении медицинского персонала, который до тех пор состоял исключительно из иностранных врачей. Сильный толчек развитию медицинского дела в Р. дал Петр В., который заменил аптекарский приказ медицинскою канцелярией, положил начало нашему санитарному законодательству (постановления о погребении тел, о доброкачественности пищевых продуктов), объявил аптеки вольными, учредил «гофшпитали», с медиц. школами при них, в Москве, Петербурге, Казани и Кронштадте. При Петре впервые появились русские врачи, получившие образование заграницею (Волков, Постников и др.). В 1785 г. издан был «Генеральный регламент о госпиталях и должностях докторов, комиссаров и проч.». В 1739 г. в обеих столицах учреждены физикаты, под управлением штадт-физиков, исполнявших обязанности санитарных и судебных врачей. Тогда же положено начало городской медицины. Во главе всего медиц. дела в Р. стояли со времен Петра Великого архиятеры-врачи, непосредственно подчиненные государям. Екатерина II преобразовала медицинскую канцелярию в медицинскую коллегию (1763 г.). При Павле I появились и местные учреждения – губернские врачебные управы (1797 г.). Около того же времени решено было заменить медицинские училища «медико-хирургическими академиями». Первая такая академия открыта была в 1799 г. в Петербурге, а затем медико-хирургические академии основаны были в Москве и Вильне. При Александре I медиц. коллегия была преобразована в экспедицию государственного медицинского управления, которая в 1803 г. переименована в медицинский департамент. Два года спустя управление медиц. делами в Р. разделилось на три самостоятельные части: гражданскую, военную и морскую. С 1819 г. заведывание почти всею гражданскою медицинскою частью принадлежит мин-ву внутр. дел, в составе которого образованы медицинский совет, ветеринарный комитет и медицинский департамент. Местное врачебное управление сосредоточено во врачебном отделении губернского правления, состоящем в ведении губернского врачебного инспектора, подчиненного губернатору. На врачебное отделение возложены обязанности лечебные, санитарные, ветеринарные (борьба с эпизоотиями) и судебно-медицинские. Органами врачебного отделения состоят в уездах – уездные врачи, по одному на уезд, ветеринарные врачи и их помощники, уездные фельдшера, в городах – городовые врачи. В столицах и в Варшаве существуют врачебно-полицейские комитеты, для надзора за проституцией; органами комитетов являются полицейские врачи, заведующие приемными покоями при полицейских домах. Губернская и уездная медиц. организация пополняется еще губернскими и уездными комитетами общественного здравия (см.). Губернские комитеты сохранились лишь в Сибири; в Европ. Р. они заменены усиленными общими присутствиями губернского правления. В 1892-93 гг., для ограждения от заноса и распространения холеры, учреждены были при земских управах санитарно-исполнительные комиссии, которые в не-земских губ. приурочены были к комитетам общественного здравия, но фактически их заменили.

Эпоху в развитии медиц. дела в Р. составляет введение положения о земских учреждениях 1864 г., предоставившее земствам «попечение, в пределах, законом определенных и преимущественно в хозяйственном отношении, о народном здравии». При введении земских учреждений организация медиц. части вообще была крайне неудовлетворительна, а сельская медицина, за исключением селений государственных и удельных крестьян, фактически отсутствовала. С первых же шагов своей деятельности земства обратили внимание на народное здравие и создали так назыв. земскую медицину (см.). Чтобы приблизить врачей к населению, земство обыкновенно разделяет уезд на врачебные участки, по 4, 5 и более на уезд. Для центральной Р. диаметр идеального врачебного участка определен в 30 верст, с лечебницей в центре; на практике встречаются участки и меньшие, и значительно большие. В среднем, одна лечебница приходится в центральной Р. на 100 селений и 20000 жит., в восточной – на 300-400 селений и 50-60 тыс. жит. Разъездная система медицинской помощи все больше уступает место стационарной. Для общего руководительства медицинским делом во многих уездах образованы совещательные «санитарные» или «врачебные советы», или «санитарные комиссии», состоящие обыкновенно из земских врачей уезда, нескольких гласных по выбору земского собрания и членов земских управ, под председательством председателя земской управы. Участие губернских земств в охранении народного здравия, помимо устройства губернской земской больницы, выражается преимущественно в призрении душевно-больных и в организации санитарной части. Психиатрические лечебницы-колонии московского, самарского, рязанского, тверского, пермского земств по своему благоустройству и постановке лечения могут конкурировать с подобными же учреждениями Зап. Европы. В организации санитарной части крупную роль сыграли губернские съезды земских врачей, а также секция по земской или общественной медицине на съездах общества русских врачей в память Н. И. Пирогова. Развитью земской санитарии препятствует, в большинстве случаев, отсутствие у губ. земств санитарных органов в уездах. Только в немногих земствах – московском, херсонском, петербургском, – где особые губернские санитарные врачи распределены но уездам, санитарная организация достигла полнаго развития и совершенно отделилась от лечебной. Отчасти в замен должности губернских земских санитарных врачей, отчасти на ряду с нею, при 18 губернских земских управах образованы «санитарныя» или «санитарно-статистические бюро». Для борьбы с оспою при многих губернских управах имеются земские телятники, приготовляющие детрит, местами в широких размерах (моск. телятник). Для борьбы с дифтеритом и бешенством некоторыми земствами устроены бактериологические лаборатории, приготовляющие соответствующие лечебные сыворотки (лаборатория самарские губ. земства). Одиннадцать губ. земств не принимают еще никакого участия в борьбе с эпидемиями, за исключением холеры. Земствами издан ряд обязательных постановлений для ограждения общественного здравия. В не-земских губерниях и областях правительство, по образцу земской медицинской организации, образовало сельскую медицину, в виде врачей для командировок, участковых сельских врачей, с фельдшерами и бабками, сельских лечебниц (на 6-10 кроватей) и приемных покоев (на 2 кровати). В Вост. Сибири сельские врачи именуются окружными. Некоторые ведомства – напр, министерство путей сообщения – имеют свои особыя медицинские организации.

По данным медицинского департамента за 1890 г., разработанным г. Гребенщиковым, в 34 земских губерниях числилось 1818 врачей, что составляет 14% всех врачей империи; из них 80% – люди молодые, не старше 40 лет. Жалованье участковых земских врачей колеблется в широких пределах, в зависимости от местных условий: 60% всех земских врачей получают от 1000 до 1500 р., около 20% – менее 1000 р., столько же – более 1500 руб. Среднее жалованье участкового земского врача в центральной Р. составляет 1200 р., при готовой квартире. При сельских лечебницах, в особенности более новых, почти всегда врачу отводится квартира. В новейшее время многие земства ввели систему периодических прибавок к жалованью врачей после 10-летней службы; прибавка (напр. 25% содержания) назначается через каждые 3 года или через 5 лет, обыкновенно 2 раза каждому врачу. Кроме того, многие земства дают периодические отпуски врачам, поочередно прикомандировывая их на несколько месяцев к одному из университетов и т. п., для научного усовершенствования. Земству принадлежит 1197 лечебных заведений, что составляет 57% всех больниц империи, с числом кроватей в 24715 – около 35% общего числа кроватей всех больниц и клиник Р. По официальным данным за 1892 г. организация медицинской помощи в 34 земских губерниях, по сравнению с 12 губерниями, в которых медицинским департаментом устроена сельская медицина, выражается следующими цифрами:

в 12 неземских губернях в 34 земских губернях
1 врач приходится на площадь в 8640 кв. вер. 1800 кв. вер.
1 врач приходится на население 101300 душ 42000 душ
1 кровать приходится на 2380 душ 1250 душ
На 10000 населения приходится кроватей 4,2 8,0
На 10000 населения приходится всех больных, обращающихся к медицинской помощи 1594 3210
На 10000 населения коечных больничных 47 123

В 1890 г. на медицинскую часть и общественное призрение земства 34 губерний затратили 13035500 р., что составляет 27,7% всех земских расходов. Для характеристики хозяйственной деятельности земских лечебниц могут служить данные по лечебницам московского губ. земства за 1896 г.:

Стоимость одного осмотра 11,0-19,0 к.
Стоимость одного рецепта 3,2- 7,2 к.
Стоимость одного амбул. больн. 15,4-24,6 к.
Стоимость суточного продов. 1 коечного больного 10,9-15,7 к.
Стоимость суточн. содержания коечн. больного 61,0-91,9 к.

См. также Медицина в Р., Врачебно-административные учреждения, Комитеты обществ, здравия, Медицинский департамент, Медицинский персонал, Медицинский совет, Лечебные заведения, Ветеринарный комитет, Ветеринарное управление. Законодательство по медицинской части-см. Врачебный устав, Медицинская полиция; Земская медицина – см. XII, 482 и след. А.Я.

Фабрично-заводская медицина и санитария.

Действующие в настоящее время в Poccии законы относительно врачебной помощи рабочим исчерпываются двумя постановлениями: 1) положением комитета министров 26 августа 1866 года, изданным в виде временной меры по случаю эпидемий и оставшимся в силе до настоящего времени. В силу этого положения фабрики и заводы, имеющие 1000 рабочих, должны были устроить больничное помещение на 10 кроватей, свыше 1000 рабочих – на 15 кроватей и более, ниже 1000 рабочих – на 5 кроватей и более, по разсчету 1 на 100 человек. 2) Статьею 107 (102) Устава Промышленности (Свод Зак. т. XI), воспрещающею взимать с рабочих плату за врачебную помощь, понимая под последней, согласно разъяснению министров финансов и внутренних дел, не только фармацевтическое, лечение, но и диетическую и гигиеническую обстановку больного, уход за ним и т. под. В действительности, в громадном большинстве случаев эти узаконения не соблюдаются; на многих фабриках, заводах и промыслах медицинская помощь существует только фиктивно. Даже там, где на фабричную медицину затрачиваются значительные суммы, эти последние, за отсутствием надлежащей организации дела, часто расходуются мало производительно. В Московской губернии, в 1880-х гг., из 150000 рабочих только 67000 пользовались настоящей, а не фиктивной медицинской помощью (Ф. Ф. Эрисман). В харьковском фабричном округе из 658 промышленных заведений с 30000 рабочих только в 4 заведениях, имеющих 2011 чел. рабочих, постановка медицины соответствовала закону 1866 г. В Привислянском крае многие очень крупные заводы, как в самой Варшаве, так и вне ее, не имеют ни больниц, ни врачей, ни постоянных фельдшеров (В. В. Святловский). На казенных и частных горных заводах Урала и Привислянского края, а также на кавказских нефтяных промыслах медицинское дело также организовано неудовлетворительно (Л. Бертенсон). На лично осмотренных Г. В. Хлопиным в 1897 г. волжско-каспийских рыбных промыслах, имеющих более 50000 рабоч., оказалось только два врача, с удовлетворительными больницами, на двух крупных промыслах; на остальных 637 промыслах по большей части не было ни лечебниц, ни фельдшеров; на немногих только промыслах имелись приемные покои «для предъявления начальству», в ведении невежественных фельдшеров, нередко исполнявших одновременно также и обязанности конторских или других служащих. На рыбных промыслах в области войска Уральского и на р. Эмбе (сев.-вост. берег Каспийского моря) медицинская помощь почти совершенно отсутствует (Хлопин). Для санитарного надзора за рыбными промыслами имеется здесь всего два врача от министерства земледелия и госуд. имуществ; деятельность последних парализуется еще и тем, что до настоящего времени на рыбные промыслы не распространен закон 1866 г., так как они отнесены не к промышленным, а к сельско-хозяйственным заведениям. На золотых приисках Урала и особенно в Сибири (В. И. Семевский) санитарно-медицинская часть поставлена крайне плохо. Важнейший недостаток организации медицинского дела на фабриках и заводах – отсутствие больниц и постоянно живущих на фабриках врачей; весьма часто врач на фабрике только «числится» или бывает наездом 1-2 раза в месяц, или «в случае надобности», а леченьем и проч. заведует фельдшер. Даже на весьма крупных фабриках медицинская помощь рабочим до сих пор нередко находится исключительно в руках какого-нибудь невежественного фельдшера. Затем, вопреки закону (Свод Зак. т. XI ч. 2 1893 г.), медицина еще в недавнее время организовалась (а отчасти и теперь организуется) хозяевами не на собственные средства, а на вычеты из заработной платы рабочих. В виду того, что фабрики являются рассадниками эпидемических болезней в близ лежащих к ним селениях, земства пытались улучшить и упорядочить медицинскую помощь рабочим, путем издания обязательных постановлений, или путем ходатайств о передаче всей фабричной медицины в ведение земства, или путем слияния фабричной медицины с земской, или, наконец, путем ходатайства хотя-бы о более строгом применении закона 1866 г. Эти стремления земств нашли поддержку в циркуляре медицинского департамента от 11 июля 1887 г., но вопрос о слиянии фабричной медицины с земской и вообще об организации фабричной медицины тем не менее остается открытым; земству удалось достигнуть осязательных результатов лишь там, где оно, в лице своих агентов (участковых и санитарных врачей), с большой настойчивостью преследовало эту цель (Московская губ.). Специального санитарно-фабричного законодательства, не смотря на всю его необходимость, в Р. не существует. Зачатки его можно видеть в первом фабричном законе, изданном Петром Великим: он ограничил продолжительность рабочего дня на некоторых казенных фабриках и горных заводах. По «Регламенту для суконных фабрик», изданному 2 сент. 1741 г., хозяева фабрик были обязаны «надзирателям, мастеровым и работным людям построить близ фабрики способные казармы» и «при оных казармах и госпиталь для больных завести»; рабочим рекомендовалось держать в чистоте инструменты и платье, а фабрикантам -рабочие покои. Этот закон остался мертвой буквой. Закон 30 апр. 1838 г., регулировавший отношения между хозяевами и рабочими на золотых приисках в Сибири, установил ряд предписаний санитарного характера: определялось пищевое довольствие рабочих; на приисках, не имеющих теплых помещений для рабочих, промывка золота запрещалась с 10 сентября; врачебная помощь была предоставлена свободному соглашению между предпринимателями и рабочими. Закон 1882 г., создавший фабричную инспекцию, и дальнейшие узаконения, регламентирующие фабричный труд в санитарном отношении, стремились только оградить рабочих от переутомления; улучшение жилищ рабочих, их лечение, питание, устройство фабрик в санитарном отношении должно было составить предмет санитарных обязательных постановлений, издаваемых фабричными присутствиями, земствами и городами. В конце 1892 г., по инициативе министерства финансов, при медиц. совете была образована, под председательством директора медиц. департамента, особая комиссия «для выработки нормальных правил о врачебной помощи рабочим и санитарных – для фабрик и заводов». Свои труды комиссия изложила в двух записках; первая из них заключает в себе систематический обзор действующих законоположений, рассеянных в Уставе о промышленности, врачебном, строительном, в Уложении о наказаниях и решениях сената, а также обязательные постановления земств и городов относительно: а) устройства, открытия, расширения и закрытия фабрик, заводов и мануфактур b) устройства жилых помещений для рабочих, с) удаления отбросов производства, d) устройства и содержания общественных учреждений для рабочих; е) принятия мер против несчастных случаев на работе и f) организации врачебной помощи для рабочих и их семейств с дополнениями, предлагаемыми комиссией. Во второй записке был изложен проект инструкций по санитарному благоустройству некоторых промышленных заведений. Записки эти напечатаны во II т. трудов так называемой «Ольхинской» комиссии, но дальнейшего движения не имели. В Европ. и Азиат. Р., по данным медицинского департамента за 1890 г., числилось всего 702 фабричных и заводских больниц, с 7289 кроватями, т.е. в среднем каждая больница имеет не более 10-11 кроватей; высший медицинский их персонал состоял из 209 врачей мужчин и 9 женщин-врачей. Считая рабочее население в 1577970 чел., находим, что

1 больница приходится на 2247 раб.
1 кровать » » 216 »
1 врач » » 7238 »

Приведенные данные относительно числа фабричных врачей и больниц выше действительных. Относительно расходов на фабричную медицину полных и точных данных не имеется. В Московской губ. фабриканты уже в 80-х годах затрачивали на медицину до 300000 руб. в год (Эрисман); в харьковском фабричном округе на тот же предмет затрачивается до 4 руб. в год на рабочего (В. В. Святловский). На содержание 13 больниц на казенных горных заводах Урала горным департаментом в 1891 г. было ассигновано 30956 р., а на содержание медицинского персонала – 26505 р., всего 57462 р. Частные горные заводы на тот же предмет, по сведениям доктора Л. Бертенсона, затрачивали: Нижне-Тагильские Демидова (средний Урал), при 22000 рабочих – по 25 тыс. руб. ежегодно; Верх-Исетские заводы гр. Стенбок-Фермор, на 13 тыс. рабочих – по 32-34 тыс. р. в год; 3 завода Белосельских-Белозерских (южн. Урал), на 9 тыс. рабочих – 15000 р. в год; 3 завода Балашевых, на 3600 чел. рабочих – всего 7500 р. в год *). В Царстве Польском из 32 промыслов только 10 содержат медицинскую часть на собственный счет; остальные заводовладельцы или делают вычеты из заработной платы в так назыв. «вспомогательный капитале», или же возлагают на рабочих все расходы по лечению (Л. Бертенсон). Неудовлетворительная постановка медико-санитарного дела на фабриках и заводах не позволяет хорошо организовать статистику заболеваний и даже несчастных случаев. По данным горного департамента, несчастных случаев на наших фабриках и заводах оказывается весьма немного: так, на каменноугольных копях в Царстве Польском в 1886 году на 1000 рабочих приходилось пострадавших всего 7,69 чел. (из них убитых 4,25), между тем как в вост. Силезии, при общем числе пострадавших в 52,35 на 1000, убитых только 2,29. Подобное же отношение наблюдалось и в 1890 и 1891 гг. (Л. Бертенсон). Это объясняется неправильной и неполной официальной статистикой несчастных случаев в Р., из которых отмечаются только тяжелые, часто ведущие к смертельному исходу. При правильной регистрации получаются совсем другия цифры. Так, напр., по исследованиям Ф. Ф. Эрисмана, на 1000 чел. ставильщиков на московских фабриках приходится от 277 до 303 увечий ежегодно. По В. Святловскому, на 1000 рабочих в Привислянском крае приходилось травматических повреждений:

*) После посещения уральских заводов д-ром Бертенсоном горнозаводская медицина значительно улучшилась, но крайней мере в некоторых горных округах Урала; так напр., на заводах Бадешевых (Урал) в последнее пятилетие на медицинскую часть расходуется по 22108 руб. ежегодно, т.е. почти в три раза больше прежнего.

1886-87 1888
I) На заводах, обрабатывающих металлы 58,6 38,4
II) » » » животные продукты 41,6 7,6
III) » » » волокнистые вещества 37,6 23,2
IV) » » вкусовых и пищевых предметов 10,4 6,2
V) » » обрабатывающих минеральные вещества 9,2 9,5
VI) » писчебумажных фабриках 9,0 6,2
VII) » заводах, обрабатывающих дерево - 8,3

В частности, на сахарных заводах страдает 1 чел. из 14, на паровых шерстомойнях – 1 из 5. Насколько велики эти цифры, видно из того, что, по Пирогову, в самых кровопролитных сражениях ранеными и убитыми потеря составляет не более 60-130 чел. на 1000. Отсутствие достоверной статистики не позволяет дать полнаго очерка общих и профессиональных заболеваний рабочих; последние, как показали монографии Ф. Ф. Эрисмана относительно рабочих Московской губ., д-ра Спасского – относительно Ижевского завода, Р. Рума – относительно Нижне-Тагильских рудокопов, д-ра Козинцева – относительно производства фосфорных спичек, д-ра Шверина – относительно заболеваемости рабочих на фарфорово-фаянсовых заводах и нек. др., вызываются не только низкой заработной платой, но и неудовлетворительной санитарной обстановкой профессионального труда. Статистическое изучение профессиональных болезней русских рабочих – еще вопрос будущего. В настоящее время в литературе по смертности фабрично-заводских рабочих имеются только немногие монографии, из которых мы и приведем некоторые данные:

Смертность рабочих на горных заводах на 1000 Мжч. Жнщ. Обоего

пола.

Ижевский ружейный завод за 1860-78 гг. (Спасский) 43 31 -
Мотовилихинский сталелитейный завод за 1882-85 гг. (Рума) 56,4 42,3 48,3
Кусье-Александровский завод за 1838-75 гг. (Хлопин) 60,9 45,8 52,7
Чермозский завод (Новокрещенных) - - 40,0

Отсюда видно, что смертность населения горных заводов очень высока, выше смертности сельского населения тех местностей, в которых заводы находятся. Мужчин умирает здесь значительно больше, чем женщин; этим объясняется значительный перевес женщин над мужчинами в заводском населении, не смотря на то, что мальчиков на заводах, как и в других местностях, рождается больше, чем девочек. На 100 чел. мужского населения заводов приходится 113- 118 жнщ. (в Р. вообще – 104,8). Вследствие высокой смертности, средняя продолжительность жизни горных рабочих весьма незначительна; так напр. в Кусье-Александровском заводе она падает для мужчин до 14,3 лет, для женщин – до 19,3 лет, для всего населения – до 16,9 лет. Замечено также уменьшение рождаемости и естественного прироста населения (Новокрещенных, Хлопин).

Заболеваемость рабочих находится в известной связи с условиями профессионального труда. Полировщики и точильщики Ижевской ружейной фабрики дают 14,1% чахоточных, 3,7% эмфизематиков и огромный процент заболеваний слизистых оболочек дыхательных путей – 35,5% всех рабочих (Спасский); среди рабочих Мотовилихинского завода легочные больные составляют 18,85% всех больных (Рума); по Никольскому, горнозаводское рабочее население болеет в 4 раза больше, чем нерабочее. В Нижне-Тагильских рудниках крупозным воспалением легких заболевает 1 на 50 рабочих, между остальным мужским населением завода – 1 на 121, а среди женщин – 1 на 230 (Рума). Рабочие на фабриках фосфорных спичек дают 17,9% болезней костей, главным образом фосфорного некроза, и 30,5% кариозных зубов; 19,2-24,3 страдают анемией (Козинцев). В фарфорово-фаянсовом производстве на легочную чахотку приходится 73% или почти 1/4 всех смертных случаев среди рабочих (Шверин). Многими исследователями отмечено слабое физическое развитие фабричных рабочих или профессиональные уродства (Эрисман, Песков и др.); в Московской губ. грудная клетка у бумагопрядильщиков до такой степени слабо развита, что в среднем обхват груди у них не удовлетворяет условиям приема на военную службу.

Городская медицина.

Городовое положение 1870 и 1892 гг. возложило на гор. управление заботу о доставлении городским жителям медицинской помощи и о санитарном благоустройстве городов. Как земству пришлось создавать сельскую мединицу, так городскому самоуправлению – городскую: число городских правительственных врачей до сих пор крайне незначительно. Даже в больших городах, не смотря на скопление в них вольнопрактикующих врачей, бедная часть городского населения, не имеющая возможности заплатить врачу за визит, нередко лишена врачебной помощи. Так, в 1884- 87 гг. в г. Одессе из 100 умерших в зажиточной части города 40 умерло, «не видав врачей», а в беднейшей части города умерло без медицинской помощи 94% (д-р Генрихсен). В г. Костроме в 1880 г. медицинская помощь была оказана только 47,3% умершим (д-р Иванов). По данным за 1889-91 г., обработанным д-ром Д. Н. Жбанковым, из 30 губ. гор. Европ. Р. (за исключением столиц) 8 или 26,6% на устройство врачебной помощи не тратят ничего; 9 городов или 30% дают субсидии от 200 до 1000 р. в год платным или неплатным амбулаториям, не принадлежащим городу; 2 города, Владимир и Херсон (6,7%), имеют свои амбулатории; 2 города – Пенза и Екатеринослав – имеют собственные временные лечебницы и только 9 городов расходуют на медико-санит. часть значительные суммы: Казань, Кострома, Симбирск и Тверь имеют больницы на 20-90 кроватей с безплатными амбулаториями; Чернигов дает пocoбиe губ. земской больнице в 4000 руб. в год и имеет свою амбулаторию; Кишинев дает субсидию губ. земской больнице (600 р.) и детской больнице и имеет свою больницу для заразных; Н.-Новгород имеет свою больницу, отделение для заразных, три амбулатории и родильный приют, Саратов -большую больницу, прекрасные бараки для заразных, безплатную амбулаторию и дает субсидию земской больнице и амбулатории. Из 322 уездных городов 6 (1,9%) имеют свои больницы и амбулатории, в большинстве случаев с субсидией от земства; в 7 городах (2,2%) имеются и земские, и городские больницы; 12 (3,7%) городов имеют свои амбулатории, субсидируемыя земствами; 11 городов (3,4%) выдают ежегодно субсидии земским больницам, от 200 до 3500 р. в год; 7 городов (2,2%) выдают небольшие вознаграждения городовым и уездным врачам за прием бедных больных и ассигнуют незначительные суммы на лекарства неимущим; 279 уездн. городов, т.е. 86,6%, не несут никаких расходов на врачебно- санитарную часть, если не считать платы городовым врачам за исполнение судебно-полицейских обязанностей. Таким образом в 2/3 губернских и в 9/10 уездных городах городскими общественными управлениями ничего не сделано для организации постоянной медицинской помощи городскому населению. Если, тем не менее, в этих городах бедная часть населения не совершенно лишена возможности пользоваться врачебной помощью, то исключительно потому, что в губернских городах находятся губернские земские, а в уездных – уездные больницы. Еще хуже организована в городах санитарная часть: водоснабжение, удаление нечистот, борьба с фальсификациями пищевых продуктов, борьба с заразными болезнями и пр. В средневолжских губерн. – Нижегородской, Казанской, Симбирской, Саратовской, Пензенской и Уфимской-специальные санитарные врачи имеются только в Нижнем Новгороде, Казани, Сызрани и Саратове. На содержание санитарного надзора и борьбу с эпидемиями в 1895 г. в Нижнем Новгороде было израсходовано 15105 р. (ярмарка), а в 13 губ. и уездных городах-всего 7821 р. 78 коп. В остальных городах (свед. о Саратовской губ. нет) расходов на санитарную часть не было. Городских лабораторий для исследования пищевых продуктов не имеется, если не считать такими не принадлежащую городу университетскую гигиеническую лабораторию в Казани и зародыш лаборатории при санитарном враче в Нижнем Новгороде. Регистрация причин смертности ведется только в Н.Новгороде и Саратове. Водопроводы имеются во всех губернских и некоторых уездных городах; но они дают воды или мало, или недостаточно хорошего качества. Удаление нечистот, за исключением Н.Новгорода, организовано чрезвычайно плохо. В трех губерниях Нижнего Поволжья – Самарской, Астраханской и Оренбургской – санитарные врачи имеются только в Астрахани, числом шесть (из которых три заведуют городскими амбулаториями); учреждение института санитарных врачей в Астрахани вызвано хроническими эпидемиями и крайне антисанитарным состоянием города: в Астрахани, кроме обычных эпидемий, в текущем столетии было 5 чумных и 5 холерных! По этой же причине и на санитарный надзор в г. Астрахани тратятся сравнительно значительные суммы; в 1895 г. на этот предмет было израсходовано 11212 р. Еще имеется городской санитарный врач в г. Самаре, приглашаемый управой, для удобства увольнения, лишь на 6 месяцев. В пяти городах этих губерний в 1895 г. было затрачено на борьбу с эпидемиями 5502 р., а в остальных 11 городах – ничего. Городских санитарных лабораторий нет (кроме Астрахани). В Са­маре и Астрахани имеются водопроводы, но дают воду плохого качества. Нечистоты удаляются настолько плохо, что в Астрахани вблизи городской больницы скопилось жидких нечистот целое озеро (Хлопин). В губерниях Московско-промышленного района (Владимирской, Калужской, Костромской, Московской, Тверской и Ярославской) специальные санитарные врачи имеются только в Москве; в Москве же имеется и городская санитарная лаборатория, открытая в 1891 г. по инициативе проф. Ф. Ф. Эрисмана и находившаяся до 1896 г. под его заведыванием. В 15 городах нет даже городовых врачей. На борьбу с эпидемиями и на организацию санитарного надзора в 21 городе этого района в 1895 г. затрачено всего 6106 руб. На сколько ничтожны эти расходы, сравнительно с действительной потребностью, видно из того, что на тот же предмет земствами только в двух городах этого района – Юрьевце и Твери – в том же 1895 г. израсходовано 5144 руб. Регистрация причин смертности удовлетворительно организована, не считая Москвы, только в Костроме, Калуге и Ярославле. Также неудовлетворительно поставлена санитарная часть в городах центральной, южной и юго-западной Р., за исключением некоторых больших городов, напр. Киева, Одессы, Варшавы, Харькова.

Только в столицах – Москве и Петербурге – медико-санитарная организация достигла значительного развития; заведование ею сосредоточено в санитарных комиссиях или гор. комиссиях общественного здравия. Деятельность этих комиссий в настоящее время разделилась на две самостоятельные отрасли: организация и надзор за лечением городского населения (лечебная часть) и предупреждение заболевания и борьбу с эпидемиями (санитарная часть). В Петербурге городу принадлежат 10 родильных приютов, на 60 кроватей, и 11 больниц, на 4900 штатных кроватей; из последних 770 назначены для сифилитиков, 1220 – для душевно больных, 360 – для заразных, 2550 – для всех других больных. Кроме больничного лечения, в Петербурге с 1882 г., сначала в виде временной меры, организована «общедоступная помощь» бедным жителям столицы через так назыв. «думских врачей». Последние предназначались сначала только для борьбы с эпидемиями дифтерита и скарлатины; деятельность их, как врачей для бедных, началась с 1883 г., когда институт из временного превратился в постоянный институт думских врачей. В силу специальной инструкции, «думский врач» обязан ежедневно подавать врачебную помощь больным на их квартирах и в определенные часы принимать их у себя. Как советы, так и лекарства, больным даются безплатно. Кроме жалованья (600 р. в год), думские врачи получают от городской управы особое вознаграждение по 30 коп. за дневное и по 60 коп. за ночное посещение больных на их квартирах. При такой двойной системе оплаты вознаграждение думских врачей колеблется приблизительно между 700 и 1800 руб. в год. Таких врачей в Петербурге 25 чел.; из них почти половина – женщины-врачи. Институт думских врачей оказался учреждением вполне жизненным и быстро завоевал симпатии населения. При одном и том же количестве врачей, с 1885 по 1896 г. число данных ими врачебных советов возросло с 215000 до 316000, число посещений на дому – с 49000 до 72000 в год. В 1885 г. на 1 думского врача приходилось 6650 врачебных советов и 2000 посещений, а в 1896 г. – по 10000 советов и 2900 посещений на квартирах, т.е. ежедневно, в среднем, каждый врач дает 27 советов и делает 8 посещений на квартирах. Интенсивность работы думских врачей в Петербурге достигла, таким образом, своего максимума; дальнейшее развитие врачебной помощи бедным возможно только при увеличении числа врачей. Главный контингент пациентов думских врачей состоит из детей до 14 лет (48,66% советов и 53,94% посещений); затем следуют женщины (32-35%) и мужчины (13,74-15,45%). По роду болезней, пациенты распределяются следующим образом (в % всех больных):

Приходящие Больные на квартирах
Заразные болезни 19,22-23,79 38,41-47,02
Болезни органов пищеварения 27,50-29,79 20,52-25,69
Болезни органов дыхания 21,04-21,79 13,59-13,54
Все другие болезни 27,00-29,00 18,00-22,00

Расходы на безплатную медицинскую помощь бедным в Петербурге в настоящее время равняются около 56000 руб. в год; из этой суммы 66,8% идет на жалованье и гонорар врачам, 30,8%-на добавочное вознаграждение аптекарям городских больниц за приготовление лекарств по рецептам думских врачей и на медикаменты. Таким образом этот вид врачебной помощи, отличаясь высокой целесообразностью, оказывается и весьма недорогим. Помимо лечения больных, думские врачи попутно оказывают помощь городской санитарной организации в деле борьбы с заразными болезнями: они открывают первые случаи таких заболеваний и вообще следят за возникновением эпидемий. Санитарная деятельность петербургского городского общественного управления направлена на борьбу с эпидемиями и на надзор за школами и за пищевыми продуктами. Для первых двух целей город имеет 11 санитарных и 12-14 школьных врачей (последние несколько раз сливались с «думскими» врачами и затем опять их функции были разделяемы), а также дезинфекционную камеру, с низшим персоналом. Для наблюдения за рынками и промышленными заведениями, приготовляющими и продающими съестные припасы, учреждена санитарная лаборатория, а в 1894 г. – и институт базарных смотрителей-врачей, деятельность которых по контролю за мясом облегчают благоустроенные центральные бойни. Деятельность санитарных врачей в обычное время ограничивается принятием мер к изоляции здоровых от больных, к отправке последних в больницы, а зараженных вещей – в дезинфекционную камеру, и к дезинфекции квартир, в которых были заболевания. Их деятельность по предупреждению болезней весьма стеснена, так как они не имеют права самостоятельно наблюдать за исполнением обязательных санитарных постановлений и могут производить осмотры жилых помещений, дворов и т. д. только по приглашению санитарных попечителей или полиции.

Медико-санитарная организация в Москве в общих чертах сходна с петербургской, но имеет и свои особенности. Число городских больниц в Москве – 9, на 4080 штатных кроватей; из них 404 кровати назначены для сифилитиков, 415 – для умалишенных и 3261 – для всех других больных. Для борьбы с эпидемиями существуют санитарные врачи, для надзора за школами – школьные, для надзора за рынками и местами для приготовления и продажи пищевых средств – базарные. При гигиеническом институте моск. унив. устроена городская санитарная лаборатория; имеются дезинфекционная камера и хорошие центральные городские бойни. Врачебная помощь бедным подавалась прежде только в амбулаториях при 7 городских больницах; сильное развитие эпидемий сыпного и возвратного тифа в 80-х годах заставило городское управление Москвы открыть на окраинах города, вместе с институтом санитарных врачей, бесплатные лечебницы, для приходящих бедных больных. В настоящее время таких амбулаторий 7, причем в 5 из них устроены утренние и вечерние приемы; а так как отчетность ведется отдельно для утренних и вечерних амбулаторий, то в Москве таких учреждений считается 12. Приемом больных в городских амбулаториях заведуют врачи, которым в помощь даны фельдшерицы. В отличие от думских врачей Петербурга, эти врачи не обязаны посещать больных на квартирах; они получают определенное жалованье (1200 руб. в год и наградных 100 р. ежегодно). Всех врачей 14 (ни одной женщины-врача). Эта организация общедоступной медицинской помощи для бедных в Москве развивается так же быстро, как и в Петербурге. За девять лет (1887 -1896) число медицинских советов с 7204 в год на амбулаторию возросло до 33391, число советов, данных каждым врачем – с 3802 до 25043 ежегодно. В зависимости от различия в постановке дела, состав обращающихся за даровой медицинской помощью в Москве также несколько иной, чем в Петербурге: число мужчин составляет здесь гораздо больший процент общего количества больных, а именно около 47%, число детей-гораздо меньший (13% вместо 50%); относительное число женщин здесь и там одинаково. По роду болезней пациенты московских бесплатных амбулаторий дают несколько меньше заразных, чем в Петербурге (15% против 23%), но больше накожных (12,5% против 6%). Расходы на 12 амбулаторий в 1896 г. равнялись 45628 р., из которых 62% приходятся на содержание врачей, фельдшериц и прислуги, 26,81% на лекарства, 6,85% на наем помещений. Примеру столиц последовала Одесса. В 1892 г. одесская городская управа, в виду холерной эпидемии, временно пригласила врачей для бедных и, убедившись в их полезности, с 1894 г. превратила их в постоянных. В организации думской медицины для бедных Одесса следовала смешанному типу: сохраняя, в главном, тип петербургский, она обязывает врачей посещать больных на квартирах и принимать амбулаторно у себя на дому, но, по примеру Москвы, в помощь врачам были даны фельдшера (для приготовления лекарств, перевязок и т. п.) и вознаграждение было назначено постоянное (2000 руб. в год). На безплатную помощь бедным одесское городское управление расходует ежегодно 23000 руб. и оказывает медицинскую помощь 85-87 тыс. жителям. Из сказанного видно, что значительные расходы на медико-санитарную часть несут только столицы и некоторые крупные города. Расходы на медико-санитарную часть в СПб., Москве, Варшаве, Риге и Одессе в 1890 г. распределялись таким образом:

Статьи расхода. Петербург Москва Варшава Рига Одесса.

Расход на 1 душу обоего по­ла в копейках

Петер­ бург* Москва Варшава Одесса Рига
1. Санитарные учреждения. 94463 75654 11323 1742 20822 10 9 2 6 1
2. Амбулатории 49150 - - 14931 14464 5 - - 5 8
3. Больницы 1539156 1064272 12840 278222 376391 167 126 3 112 142
4. Пособия больницамъ негородским 63900 9207 47319 6597 13450 2 10 3
Итого 1746669 1185693 71482 301492 425127 189 141 15 127 154

Больше всех на медицину и санитарию затрачивает петербургское городское управление – по 1 руб. 89 коп. на жителя, что составляет 21,8% всех городских расходов; затем Рига – 1 руб. 54 коп. на душу или 9,9% городских расходов, Москва – 1 руб. 41 коп. или 12,9%, Варшава – 15 коп. или 1,9%. Слишком малый расход городского управления на медицину в Варшаве объясняется тем, что участие его в лечении больных ограничивается только субсидиями приказу общественного призрения, который в Царстве Польском заведует больничным делом. На самом деле расходы этих городов на медицину больше приведенных, в состав которых не включены расходы на санитарное благоустройство городов, напр. на удаление нечистот, на водопроводы п т. п. Москва затратила на устройство водопровода 5432600 руб., а канализация обойдется ей не менее 15 милл. руб.; Варшава на канализацию и водопровод израсходовала 10165500 руб. Уплата одних процентов по совершенным с этою целью займам составляет в Одессе 2% всего бюджета, в Москве 5%, в Варшаве 11%. Если к перечисленным прибавить еще расходы на устройство центральных боен, центральных прачешен и дезинфекционных камер и проч., то можно сказать, что некоторые из наших крупных городов и столицы затрачивают на городскую медицину и санитарию весьма значительные суммы. По данным медицинского департамента за 1890 г., принадлежащих городам общих больниц числилось 157, с 12307 кроватями, специальных – 29, с 2255 кроватями. Точно определить число врачей, состоящих на городской службе, по этим данным нельзя, так как к группе городских врачей причислены здесь казенные городовые врачи и выделены в специальную группу врачи при городских больницах и богадельнях. Число городовых, думских и санитарных врачей равняется 565, а если к ним прибавить 1317 врачей, состоящих при городских больницах и богадельнях, то общая цифра врачей, прикосновенных к городской медицине и санитарии, составить 1882. Вообще в городах:

1 врач приходится на 8655 чел. гор. жителей.
1 больница » » 88049 » »
1 кровать » » 1111 » »

Эти цифры, на первый взгляд, довольно благоприятны для городской медицины, но значение их сильно подрывается неравномерным распределением врачей и больниц и сосредоточением их в столицах и больших городах.

На основании всего сказанного о городской медицине и санитарии, можно а priori ожидать, что санитарное положение большинства русских городов, в общем, весьма неудовлетворительно. И действительно, смертность во многих русских городах очень высока и значительно выше смертности всего населения Р. (33,3%о). Исключение составляют только столицы и те из крупных городов, в которых на медико-санитарную часть затрачиваются значительные суммы, т.е. Варшава, Одесса и Рига. Последние три города принадлежат к числу немногих, правильно организовавших удаление нечистот (канализация) и водоснабжение; благодаря этому смертность в этих городах резко уменьшилась в последнее 5-летие (Одесса, Варшава). Насколько далеки от идеала наши даже и наиболее благоустроенные города, видно из того, что на 1000 жителей в 1895 г. умирало: в Вене 22,10, в Брюсселе 21,11, в Париже 19,60, в Лондоне 18,50, в Берлине 17,75, в Стокгольме 16,63, в Копенгагене 16,67, а в Петербурге (в 1888-92 гг.) 27,4, в Москве (в 1887-96 гг.) 28, в Одессе (в 1891-93 гг.) 25,4, в Риге (в 1888-92 гг.) 26,02, в Варшаве (в 1888-95 гг.) 25,2. В Астрахани, Саратове, Н.-Новгороде умирает более 40 человек на 1000. На неудовлетворительное санитарное состояние русских городов, помимо высокой смертности, указывает также перевес умирающих над рождающимися. По данным медицинского департамента из 74 городов приволжского района за 10 лет с 1887 по 1896 г. только в 5 маленьких городах ни разу не было перевеса умерших над родившимися; 5 раз из 10 наблюдалась естественная убыль населения в Казани, Самаре, Саратове, Симбирске и других губернских городах этого района; в сумме за 10 лет здесь родилось меньше, чем умерло. Подобное же ненормальное отношение между рождаемостью и смертностью замечено в городах Воронежской, Калужской, Московской, Тульской. С.-Петербургской, Тамбовской и Ярославской губ. Одною из важных причин высокой смертности и вымирания городского населения являются заразные болезни, хронически поражающие большинство городов, как это видно из следующих данных. За период с 1890-94 г. на 100000 умирало от заразных болезней:

Население в тысяч. Брюшного тифа Оспы Кори Скарлатины Дифтерита Всех перечислен. болезней
В 15 русских городах 3996 26 25 24 52 65 203
» 15 германских » 12361 15 0,2 26 18 102 161
» 15 итальянских » 8035 52 10 38 16 45 161
» 15 французских » 9948 41 13 38 6 54 152
» 15 бельгийских » 2067 27 27 57 4 37 152
» 15 английских » 10099 16 3 58 24 31 132
» 15 швейцарских » 527 14 2 31 9 58 114
» 15 шведских » 953 12 О 17 23 45 97
» 15 голландских » 1240 10 9 25 5 41 90

Приведенные цифры красноречиво свидетельствуют о крайне неудовлетворительном санитарном состоянии русских городов. Начало оздоровления Poccии должно быть положено в городах и вообще в больших населенных центрах, где и средств больше, и многие санитарные меры легче могут быть приводимы в исполнение, чем в деревне.

Курорты.

В Р. имеется целый ряд местностей (более 350), в которых практикуется с успехом лечение курортное. Русские курорты делятся на минеральные воды, грязи, морские купанья, климато-лечебные станции, виноградные и кумысные лечебные заведения. Русские минеральные источники, числом более 300, сгруппированы главн. обр. в двух местностях: на Кавказе и в Забайкальской области. На остальном пространстве Европ. и Азиат. Р. они хотя и имеются также в значительных количествах, но рассеянно. Не смотря на последнее обстоятельство, в распределении минеральных источников в Европ. Р. подмечена известная правильность: они расположены 4-мя дугообразными полосами, которые тянутся с запада на восток.

1) Полоса сернистых вод идет от берегов Балтийского моря, по границе Лифляндской и Курляндской губ., через Ковенскую, Псковскую, Новгородскую, и оканчивается группой источников у зап. склона Уральского хребта, в Вятской и Пермской губ. (Кунгурский уезд). Сероводород этих вод образовался из гипса (CaS04) путем восстановления.

2) Вторая полоса – источники с поваренной солью – начинается с Варшавской губ. (Цехоцинские минеральные воды), идет через Гродненскую, Виленскую, Новгородскую, Костромскую, Вологодскую губ. и заканчивается в Пермской (Соликамский уезд) и Уфимской губ. (Бирок). Эти источники берут начало из осадков первобытного океана.

3) Полоса железистых вод начинается в Люблинской губ., тянется одной ветвью по Гродненской, Минской, Могилевской, Тверской, Московской губ. и оканчивается в Вологодской губ. (Усть-Сысольск), а другой, южной-по Волынской, Полтавской, Екатеринославской, Харьковской, Тамбовской (известные Липецкие источники) и оканчивается в Пермской губ. (Красноуфимском и Камышловском уездах). Железные источники берут свое начало по большей части в красном песчанике и известняке юрской формации. Независимо от указанных, в Финляндии имеется самостоятельная группа железистых минеральных вод.

4) Южный пояс соляных источников и озер, питающихся огромными залежами поваренной соли-остатками древнего южного моря. Этот пояс тянется от Польши через Подольскую, Херсонскую, Таврическую, Харьковскую (Репное озеро – одно из Славянских минеральных озер), Саратовскую, Астраханскую и Оренбургскую губ.

Главнейшие минеральные воды.

I. Кавказские, известные под названием Пятигория: Пятигорск, Кисловодск, Железноводск и Ессентуки.

а) Пятигорская группа серных вод, имеющих темп, от 29,3 до 51,25° Ц., расположена у г. Пятигорска Терской обл. (1407 фт. над уров. моря), под 44°22′ с. ш. и 60°50 в. д., у горы Машук, имеющей высоту 2739 фт. Климат умеренный; весна нередко начинается в конце февраля, но март часто дождлив, с суровыми ветрами и туманами; если апрель ясный, то в первую половину мая часто стоит ненастная погода. Сильныя жары начинаются с конца июня; июль несносен. Средняя температура за май, июнь и август =20°, а наибольшая летняя =42°. Местность живописная; в городе – сад и бульвары. В Пятигорске имеет свою резиденцию управление кавказских минеральных вод; организована врачебная консультация из профессоров и местных врачей; есть безплатная лечебница, химическая лаборатория, метеорологическая станция, публичная библиотека и геогностический музей. Лечебный сезон с 1 мая по 1 октября, но обыкновенно из-за жаров больные к 1 августа из Пятигорска переезжают в Железноводск и Кисловодск. Употребление вод, главным образом наружное, рекомендуется при хронических отравлениях ртутью и свинцом, при сифилисе, подагре, золотухе, ревматизме и некоторых накожных болезнях. Расстояние от Петербурга – 4 суток езды по жел. дор.

b) Железноводск лежит у подножья горы Железной, под 45°8’ с. ш. и 60°41′ в. д., на высоте 1660 фт. над уров. моря, в 12 верстах от Пятигорска. Климат неровный, горный; местность относительно сырая, для слабогрудых непригодная. Санитарное состояние города неудовлетворительно; квартир мало и они дороги. Развлечений много. Минеральных железно – щелочных источников более 25. Воды употребляются внутрь и в виде ванн и показаны при разных видах малокровия (хлорозе, анемии), при маточных кровотечениях, белях и некоторых других болезнях.

с) Кисловодск – станица Терской области, в 35 вер. от Железноводска и 20 вер. от Ессентуков, под 43° 41′ с. ш. и 60° 22′ в.д., на высоте 2700 фт., в ущелье реки Подкумка. Благодаря высокому положению и близости снеговых гор, Кисловодск обладает умеренно-жарким летом (среди темп. 16,5-17,8°) и поэтому рекомендуется грудным больным, как летняя климатическая станция; однако, значительное количество дождей делают Кисловодск неудобным для чахоточных с кавернами; его дурно переносят также и сердечные больные. Санитарное состояние Кисловодска неудовлетворительно. Три минеральных щелочно-углекислых источника, с большим содержанием свободной углекислоты: Нарзан, выбрасывающий в сутки 57000 ведер, с темп. 12,5 – 14,3°, Семиградусный и Глазной. Воды применяются главным образом наружно, в виде ванн, и показаны при хронических ревматизмах, периферических параличах и невральгиях, вообще во всех случаях, где требуется раздражающее кожу лечение. Кроме вод в Кисловодске лечут еще газовыми ваннами, электротерапией и кумысом; последний здесь плох и лечению им мешает климат,

d) Ессентуки - также станица Терской области, на высоте 1662 фт. под 44°2′ 25″ с. ш. п 60°31’10” в. д.; весьма сильныя щелочно-соляные воды. Климат нельзя назвать здоровым, особенно для грудных больных; наблюдаются резкия перемены темп, в мае и начале июня, от 40о днем до 71/2, под утро; в общем, однако, климат довольно ровный. По санитарной обстановке, квартирам и пр. удобствам для больных Ессентуки хуже других курортов Пятигория.

II. Закавказские минеральные воды. В последние года среди врачей и больных начинают приобретать популярность два курорта, находящиеся в Тифлиссской губ. – Абас-Туман и Боржом. Абас-Туман – местечко Ахалцихского уезда, в 100 вер. от станции Михайлово Поти-Тифлисской жел. дор., на высоте 3505 фт. над ур. моря. Воды безразличные (т. е. содержат солей меньше 1 гр. в 1000 кб. стм.), так назыв. акротермы. В Абас-Тумане с 1864 г. открывается на лето военный госпиталь, для 200 нижних чинов, 30 офицеров и 10 женщин; в 1888 г. съезжалось уже до 400 чел. больных. Местность красивая, богатая сосновыми лесами. Климат здоровый, умеренный. Средние температуры, в градусах Ц.: в апреле 10,7°, мае 15,8°, июне 17,7°, июле 19,9, августе 23,8, сентябре 16,8°. Устройство хорошее. Сезон с 1 июня по 1 сентября. Минеральных источников 7, разделяющихся на три группы: 1) Богатырскую, 2) Змеиный источник и 3) Противозолотушную группу. Рекомендуются при хроническом ревматизме, подагре, для ускорения всасывания воспалительных продуктов при плеврите, при пара- и периметритах, перитифлитах, страданиях надкостницы и желез, Страданиях нервной системы, хронических болезнях кожи. Боржом – щелочно-соляные источники, близкие по составу к Виши; после Ессентуков наиболее расспространенные в Р. минеральные воды. Находятся в Горийском уезде, на высоте 2301 фут., под 41° 48′ с. ш. н 61° 51′ в. д., в 130 в. от Тифлиса, на ветви Закавказской жел. дор., в лесистом и живописном ущелье р. Куры, хорошо защищенном, от ветров. Местность здоровая, мало лихорадочная. Средние температуры: весной 12,1. летом 25,4, осенью 14,6 и зимой 2,2. Дождливых дней до ста в году. Дачи красивы, удобны и имеются в большом количестве. Источников два: Екатерининский, 28,5 и Евгеньевский, 22,5. Больных в 1887 г. было 372; с каждым годом число их увеличивается. Из минеральных вод в Европ. Р. наиболее посещаются Липецкия железистыя в Тамбовской губ., в уездном городе Липецке. Местность возвышенная, живописная. Средняя температура лета 15-16 Р., без резких колебаний; из 109 дней сезона от 20 до 56 дождливых. Кроме употребления минеральных вод внутрь и в виде ванн, в Липецке применяются еще ванны из же­лезистого торфа, ароматические, смолистыя и др. Квартиры удобные. Больных около 500 в сезон. Санитарное состояние Липецка неудовлетворительно. Остальные железные воды – Курьинские, Суксунские (Пермской губ.) – посещаются только местными жителями. Столыпинские слабо-соляные воды, железные и соляно-серные в Самарской губ. в 50 в. от Волги (пароходная станция Балаково). Сезон с 25 мая по 1 августа. Местность степная; средняя температура сезона (с 25 мая по 1 августа) от 23 до 37,5°. Съезд в 150 чел. Кроме минеральных вод в Столыппнске есть еще крепкия соляные озера, грязи и кумыс. Друсисеникские соляные и слабо щелочные воды в Гродненской губ. и уезде, в 17 в. от станции Поречье, С.-Петербургско-Варшавской жел. дороги, на 552 фт. над уровн. моря, под 54°1′ с. ш., 40°30′ в. д. Климат умеренный; дождливых дней в сезоне 50-73, т.е. больше половины. Минеральных источников больше 17. Употребление вод внутреннее и наружное. Съезжается более 3000 чел. Санитарная обстановка удовлетворительна.

Старорусские соляные источники и грязи в уездном городе Старой Русе, Новгородской губ. Климат влажный, лето короткое и прохладное; средняя температура июня мес. 15°Ц., июля 16,3°Ц. Минеральных источников 5. Больных около 2000 в сезон. Лечение соляными растворами производится в г. Славянск Харьковской губ. (там же и грязи), в лиманах Одесском, Чокракском (Азовское море) и др. Целебные грязи имеются в большом числе мест по берегам морей Балтийского (Гапсаль, Аренсбуре и др.), Чернаго (Одесса, Саки), Азовского (Чокракские) и внутри страны (Липецкия, Столыпинские, Баскунчакские и мн. др.),

Климатические станции сосредоточены главным образом на южном берегу Крыма (Ялта, Алупка, Лимены и др.); многие из них удобны для купанья и лечения виноградом. В последние годы для климатического лечения начали рекомендовать некоторые местности на восточном берегу Чернаго моря. Лучшие кумысные лечебницы находятся на востоке Р. и в Средней Азии, в степных местностях с сухим и жарким климатом. Только здесь кумыс получается хорошаго качества (настоящий степной кумыс) и может употребляться больными в необходимых для успешного лечения больших количествах (5-6 литров в день), так как сухой климат способствует выделению вводимой в организм кумысом воды кожей, без обременения почек. Сезон с 1 мая по 1 сентября. Кроме больших и так сказать «модных» кумысных заведений, в губ. Самарской, Оренбургской, Уфимской и южной части Пермской губ. имеется много мелких лечебниц или в имениях, или в местах кочевья киргиз, более дешевых, но нередко лишенных даже элементарных удобств и врачебной помощи.

Современное санитарное состояние Р.

Смертность в Р. (см. выше, Население) поистине громадна; она не может быть объяснена ни разницей в возрастном составе, ни усиленной рождаемостью, но указывает на низкое положение страны в культурно-санитарном отношении. В значительной степени ее высота обусловливается смертностью детей до 5 лет. Дети до 5 лет в Р. составляют 57,4% всех умерших (в Швеции и и Швейцарии 33%, во Франции – только 28,3%). В Poccии существуют местности с громадной детской смертностью: Пермская губ. (1881 г.) – 79,5% (от 1-10 л.), Кусье – Александр. завод Пермской губ. (1838-75)- 71,3%, Рождественская волость Пермской губ. – 80,2% (от 1 – 10 л.), Новгородская губ. (1836-55 г.) – 73,1% (до 1 г.), Смоленская губ. (1881-90 г.) – 65,22 (до 5 л.), Московский уезд (1869-73) – 62,5 (до 5 л.), Тверская губ. (1887-91) – 61,5 (до 5 л.). Глав­нейшими причинами громадной детской смертности в Р. являются тяжелый труд женщин во время беременности, отсутствие свободного времени и недостаток ухода за детьми, как следствие крайней бедности и безграмотности. Огромное количество новорожденных, умирающих от острых желудочно – кишечных катарров, свидетельствует об отсутствии правильного питания. Умирают они главным образом в летнее время. Вблизи столиц детская смертность увеличивается на счет детей, которых отдают в деревни из воспитательных домов для вскармливания, и достигает до 80% всех умерших (питомнический промысел). Большая смертность этих питомцев отражается и на смертности детей местного населения; кроме того «питомцы» являются еще источниками распространения сифилиса среди сельского населения. Продолжительность жизни в Р. очень низка: для мальчиков – 27,25, для девочек – 29,38 года; местами она спускается до 19,95 (Пермская губ.) и даже 16,9 (Кусье-Александр. завод), между тем как во Франции она доходит до 43 лет 6 мес., в Англии-до 45 л. 3 мес., в Швеции-до 50 л.

От оспы 77659 43877 41098
» скарлатины 100621 129527 119256
» дифтерита и крупа 105207 170873 174956
» кори 70561 87951 106451
» коклюша 63129 66925 70895
» сыпного тифа 8856 6009 - 5125
» брюшного 17009 14486 16209
» неопред. заб. 82270 69673 69475
» дизентерии 25454 27116 27081

На 100000 жителей приходится умерших от названных болезней в Р. и в западноевропейских государствах (данные начала 90-х годов):

Данные за 1893-1895 гг. Оспа Скарлатина Дифтерит и круп Корь Коклюш Брюшной тиф Всего
Европ. Р. 53 114 147 87 66 88 555
Австрия 20 53 123 42 65 47 350
Бельгия 28 16 52 60 53 35 244
Германия 0,2 21 128 29 40 14 232,2
Италия 7 22 54 37 25 49 194
Шотландия 2 20 42 55 53 19 191
Англия 3 20 21 41 30 20 145
Швеция 0,3 30 69 7 18 19 143
Голландия 6 14 34 20 31 20 125
Ирландия 0,5 11 20 25 26 20 102,5

Таким образом от 6 острозаразных болезней-оспы, скарлатины, дифтерита, кори, коклюша и брюшного тифа – в Р. умирают вдвое больше, чем в Бельгии и Германии, втрое больше, чем в Англии и Шотландии, в четыре слишком раза больше, чем в Голландии и Ирландии.

Заболеваемость.

Статитистика заболеваний в Р. крайне несовершенна и неполна; особенно неполными оказываются официальные данные. Чем лучше организована врачебная помощь сельскому населению (напр, в земских губерниях), тем больше число обращавшихся к врачам, а следовательно и число зарегистрированных больных. По данным медицинского департамента в трехлетие с 1893-1895 год в Европейской Р. ежегодно зарегистрировалось больных 30286613 чел.; из них на заразно-больных с сифилисом, чахоткой и малярией пришлось 8531234 чел., так что более 1/4 обращавшихся за медицинской помощью страдали болезнями, устранимыми с помощью медико-санитарных мероприятий и повышения экономического и образовательного уровня населения. Из общей суммы зарегистрированных 12,8% составляют больные пищеварительными органами, 11,9% – дыхательными; 4,4% страдают упадком общего питания, 3,9% приходятся на раненых и ушибленных. Лечилось в больницах всего около 4% всех больных.

По данным земской медицинской статистики из 1000 заболевших на долю отдельных групп заболеваний приходится:

Заразн. болезней, без чахотки, малярии и сифилиса
В Тверской губ. (1887-91) 66,8
» Московской губ. (1878-82) 56,4
» Владимирской губ. (1888) 51,0
» Херсонской губ. (1887-89) 121,2
» Рязанской губ. (1880) 86,0

В губернских и уездных земских больницах из общего числа больных на долю больных остро-заразными болезнями приходится:

В уездных лечебницах Московской губ. (1891 г.) от 29,6 до 40,5%
» Саратовской губернской земской больнице (1895 г.) 30,9%
» Нижегородской губернской земской больнице (1894 г.) 35,6%

В Московской губ. регистрация обращающихся в земские лечебницы больных уже давно ведется на широких основаниях и ее результаты могут дать приблизительное представление об общем характере заболеваемости населения. За 1878-82 гг. на заразные болезни пришлось 16,84% всех обращавшихся за медицинской помощью, на конституционные болезни – 4,68%, на местные болезни – 68,66%. Из местных болезней преобладали болезни пищеварительных органов (17,28%), дыхательных органов (10,31%), кожной и подкожной клетчатки (12,88%), костей, суставов и мышц (10,71%).

Максимум болезней пищеварительных органов падает на лето (как и максимум смертности вообще и детской в частности), максимум болезней дыхательных органов – на весну. Высокая смертность от заразных болезней в Poccии объясняется целым рядом хронических эпидемий, поражающих значительные пространства; так, в Поволжье не прекращаются эпидемии брюшного, возвратного и сыпного тифа, на юге – эпидемии дифтерита, усиливающияся периодически раз в десятилетие в селениях и через 5 лет в городах. В Херсонском уезде за 15 лет умирает ежегодно из 11,2 детей до 15-летнего возраста 1 от дифтерита; во время взрывов эпидемии один умерший от дифтерита приходится на 3,3-4.0 детей до 15-летнего возраста (Корчак-Чепурковский). Летом повсюду свирепствуют детские поносы. Россия страдает периодически и от заносных заразных болезней, напр. от холеры; в 1892 г. зарегистрировано было 600000 заболеваний азиатской холерой (в 1893 г. – 102563) и 42729 смертных случаев. В ХIХ-м столетии Россию не раз постигала бубонная чума, не имевшая, впрочем, широкого распространения. В 1807-1808 годах чума появилась в Астраханской губ., в 1828-30 гг. – в русской армии на Дунае и в Бессарабии, в 1830 г. – в Севастополе, в 1837 г. – в Одессе, в 1878-79 г.г. – в Ветлянке, Астраханской губ., в 1898 г. – в с. Анзобе, Самаркандской области. В Астраханской губ. в 1807-1808 от чумы умерло 1089 человек, в Ветлянке – 372, в Одессе – 108, в с. Ан­зобе – 230 чел., всего 1799 человек, между тем как во время эпидемии 1771 – 72 гг. умерло от чумы 56907 человек.

Одною из причин печальнаго состояния общественнаго здоровья в России является недостаток в медицинской помощи населению, вследствие малаго числа врачебно-санитарнаго персонала, как это видно из следующих сопоставлений:

Абсолютное число врачей На 1 млн населения Жителей на 1 врача Квадратных верст на одного врача Радиус районов на 1 врача в верстах
Европ. Р. 13475 155 6450 1188,25 19,4
Норвегия 502 275 3630 563.5 13,4
Австрия 10690 275 3630 24,99 2,8
Италия 8580 280 3570 30,87 3,15
Испания 5200 305 3280 86,73 5,25
Германия 16270 355 2820 29,40 3,05
Франция 14380 380 2630 32,34 3,22
Бельгия 2160 390 2540 14,21 2,1
Голландия 1860 410 2440 15,68 2 2
Великобритания 22105 578 1730 8,82 1,7

Итак, число врачей в Р. почти в 5 раз меньше, чем в Англии и в два раза меньше, чем в Австрии и Норвегии (Герцен- штейн). Недостаток в врачах в Poccии тем ощутительнее, что медицинский персонал распределен весьма неравномерно: 50% врачей живут в губернских городах, 25% в уездных и только около 25% вне городов. Малому числу врачей соответствует и незначительное количество больниц, которых всего 3669 (из них 2187 общих и 1782 специальных).

Итог всему сказанному можно формулировать кратко: в Poccии болеют и умирают больше чем в других странах Европы; в особенности велика детская смертность. Средняя продолжительность жизни мала. Врачебная и особенно санитарная часть, за исключением некоторых земских губерний и некоторых крупных городов, находится в очень неудовлетворительном состоянии. В 1885 г. общество русских врачей в Петербурге, в заседании 5 декабря, после доклада д-ра Н. Экка: «По вопросу об улучшении санитарных условий и уменьшения смертности в Poccии», пришло к заключению, что «смертность от большинства болезней есть смерть насильственная и зависит от непринятия соответственных предупредительных мер, указанных наукой, польза которых доказана опытом многочисленных городов и целых стран». Вследствие этого в 1886 г., для изыскания мер к оздоровлению Poccии была учреждена при медицинском совете специальная комиссия, под председательством С. П. Боткина. Она возбудила среди общества большой интерес к медико-санитарным вопросам, но слишком скоро прекратила свою деятельность. Конечно, нельзя было ожидать, что за 600 милл. руб., как предполагал д-р Экк, можно было-бы совершить оздоровление Poccии, но при дальнейшем существовании комиссия могла бы по крайней мере наметить главные основания для оздоровительных мероприятий и облегчить их осуществление. В настоящее время вопрос о широких мероприятиях для оздоровления Poccии совершенно снят с очереди, не смотря на то, что страх индийской чумы в 1897 г. и вызванные им местные санитарные ревизии показали, что медико-санитарное положение Poccии и теперь еще крайне неудовлетворительно. Конечно, улучшение санитарных условий народонаселения тесно связано с его общим культурным развитием и с поднятием его материального благосостояния; но все же не следовало бы забывать, что если продолжительные упущения в народном хозяйстве дают в конечном результате периодические недороды и голод, то подобные же упущения в заботах о народном здравии создают благоприятную почву для неудержимого развития местных и заносных заразных болезней.

Литература. История медицины в Р.:
Загоскин, «Наука истории русского права» (Казань, 1891; библиографический указатель); Richter, «Geschichte der Medicin inRussland» (русский пер. Озерова и Бекетова, 1814-20); И. Андреевский, «Полицейское право» (1871, т. I); Илинский, «Сборник законоположений для врачей» (СПб., 1894); «Материалы для истории медицины в Pocciu» (вып. I, II и III, СПб. 1883-84). Современая организация правительственной медицины: Свод узаконении и распоряжений правительства по врачебной и санитарной части в Империи 1895-98 г. (три тома, изд. мед. дпт.); записка вице-директора мед. департ. Н. Д. Бубнова, в «Трудах Боткинской коммиссии», 1888 г., вып. I п II. Земская медицина (кроме указанных в соответствующей статье ^ XII, 491): «Труды съездов русских врачей в память Пирогова»; «Статистический ежегодник Моск. губ. за 1896 г.»; «Обзор 25-лет- ней деятельности моек, земства, 1865-1890 г.» (Москва, 1892; изд. санит. бюро губ. земства); «Обзор развития земско-медицинских учреждений СПб. губерн. с 1865 по 1880 г.» (СПб., 1882); Г. Хлопин, «Обзор земских сметь п раскладок Пермской губ.», в «Сборн. пермс. земства за 1888, 89 и 90 гг.»; Толмачев, «Лечебные заведения Моск. губ. 1898 г.» (изд. моск. губ. земск. управы); Р. F. Eris- шапп, «Die Entwickelung der Landschaft- lichen Medicin und Gesundheitspflege inRussland» («Vierleljahrschrift f. off. Gesund­heitspflege», 1897, т. XXIX); М. С. Уваров, «Земская санитарная организация» (отдельн. оттиск из «Медиц. Беседы»); Д. П. Николь- ский, «Обзор деятельности губ. съездов земских врачей в Poccии» (вып. I, II и III, СПб., 1892); Д. Н. Жбанков, статьи в «Враче» по разным вопросам земской медицины. Фабричная медицина: Отчеты фабричных инспекторов; Ф. Ф. Эрисман, «Санитарное исследование фабричных заведений Московского уезда»; подобные исследования Московской губ. санитарных врачей Погожева, Дементьева и др., исполненные под руководством Ф. Ф. Эрисмана и напеч. под его редакцией; Ф. Ф. Эрисман и Дементьев, «Сборник статистич. свед. по Моск. губ. Отдел. санит. статистики. Общая сводка по санит. исслед. фабр, и зав. Московской губ.» (т. IT, часть I и II, 1890-93, изд. моек. губ. земства); Ф. Ф. Эрисман, «Профессиональная гигиена» (СПб., 1877); его же, «Проект организации земско-фабричной медицины в Московской губ.»; Туган-Барановский, «Русское фабричное законодательство» (в Handworterbuch der Staatswissen-schafften» Конрада, Иена, 1898, I); D-r E. Dementjeff, «Die Lage der Fabrikarbeiter in Zentralrussland» («Arch. f. sociale Gesetzgebung und Statistik», 1889, т. II); его же, «Russische Fabrikgesetzgebung» (ib., 1890, III); «Die neuo FabrikgesetzgebungRusslands» (ib., 1898, XII); Л. Бертенсон, «Санитарно-врачебное дело на горных промыслах Царства Польского, на заводах Урала и на горных заводах и промыслах Замосковных и Средневолжских округов» (СПб., 1893-95; отчеты по командировкам); его же, «Бакинские нефтяные промыслы и заводы в санитарно – врачебном отношении» (СПб., 1897); Погожев, «Материалы для истории фабричной медицины в Pocciu» («Вестник Общ. Гигиены», 1892); Керчикер, «Профессиональные болезни рабочих» («Вестник Европы», 1898, ноябрь и декабрь; здесь можно найти указания русск. журнальной литературы по фабричной медицине). Городская медицина: Отчеты городских санитарно-исполнительных комиссий и санитарных врачей (Розанова, Хабарова, Белоусова, Грацианова и др.). Из периодических изданий городских управ заслуживают особенного внимания «Известия московской городской думы», так как они содержат в себе ценные материалы не только по медико- санитарным вопросам г. Москвы, но п по многим другим русским и иностранным городам. Часть этих материалов издана отдельно под заглавием: «Сборники статей по вопросам, относящимся к жизни русских и иностранных городове» (8 вып., с 1895 по 1898 г.). Далее Prof. F. Erismann, «Die Organisation der unentgeltlichen (poliklinischen) Krankenpflege in den grossen Stadten Rus- sla.nds» («Viert. f. offentl. Gesundheitspflege», т. XXX); В. Лебедев, «Городская врачебная помощь нуждающемуся населению в С.-Петербурге и Одессе» («Сборник статей по вопросам из жизни русских п иностранных городове», вып. VII, 1898 г., изд. моек. гор. думы); «Санитарное оппсание городов Росс. Империи в 1895 г. по данным медиц. департ.» (приложение к отчету мфд. дпт. мин. внутр. дел за 1893-95 г.); Г. Хлопин, «Санитарное описание населенных мест Поволжья, баскунчакских соляных, астраханских и каспийских рыбных промыслове» (СПб., 1898 г.; отчет по командировке от противочумной комиссип принца А. П. Ольденбургскаго); П. Белоусов, «К вопросу о современном положении и ближайших задачах ассенизации русских городове» (СПб., 1896, диссертация); его ate, «Данные для санит. оценки русск. водопроводных воде» (1894); Отчеты городских санитарных лабораторий Московской (5 томов, из них 4 под редакцией профессора. Эрисмана), Петербургской, Киевской и др. Курорты: Л. Бертенсон и Н. Воронп- хинь, «Минеральные воды, грязи и морские купанья в Pocciu и за границей» (СПб., 1882, изд. 2-е); д-р А. Кулябко-Корецкий, «Справочные сведения по русским минер, водам, грязям, морским купаньям и климато-лечебным станцияме» («Справочная книжка для врачей», т. 1,1890, изд. мед. дпт.); К. К. Толстой, «Кумыс и кумысо-лечебные заведения» (ib.). Современное санитарное состояние Poccии: Отчеты медицинского дпт. с 1888-95 гг., с приложениями; «Труды Боткинской Комиссии» (вып. I и II, СПб., 1888) и приложения к жури. этой коммисии (оттиски из журнала «Междунар. клиника» за 1886, 87 и 88 гг.); Ф. Ф. Эрпсман, «Холера». (Москва, 1893); Д. Н. Жбан- ков, «Холерные эпидемии в Смоленской губ.»; П. Щепотьев, «Материалы для эпидемиологии холеры» (вып. I, 1890, Казанская губ.); А. В. Корчак – Чепурковский, «Материалы для изучения эпидемии дифтерита в Pocciu» (Херсон, 1898; изд. губ. зем. упр.); Д. Н. Жбанков, «О движении населения в Смоленской губ.» (Смоленск, 1893); М. С. Уваров, «Санитарное положение Тверской губ. Движение населения и заболеваемость» <1, Тверь, 1894); М. Галанин, «Бубонная чума» (СПБ., 1897); Отчеты и доклады лиц, командированных противочумной комиссией принца А. П. Ольденбургскаго, для изучения чумы в Индии п принятия противочумных мер; Левита, «Чума в Анзобе в 1898 г.» («Враче», 1899, № 6); П. Экк, «Опыт обработки статистич. данных о смертности в Poccии» (СПб., 1888, диссертация); Mayer, «Statistik und Gesellschaftslehre» (1895); Осипов, «Статистика болезненности населения Московской губ. за 1878-82 гг.» («Сборник статистич. сведений по Московской губ.», отд. санит., том V, вып. I и II).

Г. Хлопин и Ф. Эрисман.

Поместить ссылку в LiveJournal ВКонтакте Facebook Мой Мир Twitter LinkedIn Однокласники Google Reader Я.ру Google Bookmarks Яндекс.Закладки или другие
социальные сети
Рекомендую также:
  1. Структура населения России: “отпечатки” истории и несовершенное будущее
  2. Индекс развития человеческого потенциала в регионах России
  3. Карта плотности населения России от World Population Atlas
  4. Главы восьмого издания книги “Клинические руководства по профилактическим мероприятиям в терапевтической практике” в свободном доступе
  5. Индекс развития человеческого потенциала в регионах России – динамика с 2002 по 2008 гг.

Комментировать

 

службы мониторинга серверов